История солдата

История солдата


Солдат первого класса Джерри Ирвин ничего не мог вспомнить, когда 2 марта 1959 г. очнулся в госпитале Цедар Сити. Он оставался без сознания в течение 23 часов, изредка слышался его бред о каком-то «кителе в кустах». Когда он пришел в себя, его первый вопрос был: «Кто-нибудь остался в живых?»

История солдата Ирвина загадочна, и для ее освещения было сделано очень мало. В литературе по НЛО она упоминается всего лишь один раз Джеймсом Лоренценом, директором группы A.P.R.O.', и, насколько мне известно, не стала объектом дальнейшего расследования. А между тем подобное расследование могло бы осветить некоторые из аспектов проблемы НЛО, которая приобретает в настоящий момент огромное значение и волнует тех, кто следит за развитием социологического контекста в отчетах об НЛО. По мнению Лоренцена, военное расследование инцидента, по-видимому, началось, но держалось в строгом секрете.

Если это действительно так, и секрет охраняется властями, которые заботятся о спокойствии умов нации, то вполне достаточно можно было бы обнародовать то резюме, которое следовало из нескольких достоверно установленных фактов в случае с солдатом Ирвином и которое послужило бы вступлением к обсуждению проблемы «контактов».

28 февраля 1959 г. в вечернее время техник по вооружению Джерри Ирвин возвращался на машине из Нампа (Айдахо) в свои казармы в Форт-Блисс в Эль Пасо (Техас). Его увольнительная закончилась. Он прибыл в Цедар Сити (Юта) и поехал на юговосток по 14-й автостраде. Через 6 миль после поворота он заметил необычное явление: окрестности осветились и какой-то объект пересек небо справа налево. Ирвин остановился и вышел из машины. У него было время рассмотреть объект, который продолжал лететь на восток, пока не скрылся за одним из холмов.

Свидетель подумал, что это самолет, терпящий катастрофу, который пытается совершить вынужденную посадку, а в таком случае время терять не следовало. Прервав поездку, Ирвин написал: «Я отправляюсь на поиски самолета, который, возможно, потерпел катастрофу. Вызовите, пожалуйста, полицию». Он оставил записку на крыле машины, в надежде на то, что люди обнаружат ее и ушел.

Приблизительно через 30 минут поблизости остановился инспектор охоты и рыбалки. Он отвез записку шерифу Цедар Сити Отто Пфифу, который собрал нескольких добровольцев и отправился с ними на это место. 90 минут спустя после появления странного «объекта» они обнаружили Джерри Ирвина, не подававшего признаков жизни, и отправили его в госпиталь. Не было обнаружено никаких следов разбившегося самолета.

В госпитале доктор Бродбент отметил, что температура и дыхание Ирвина были в норме. Казалось, он просто спал, но не мог проснуться. Доктор Бродбент поставил диагноз «психический шок». Когда Ирвин проснулся, он чувствовал себя хорошо, хотя был обеспокоен увиденным. Его волновало также исчезновение кителя; и он едва поверил, что кителя на его безжизненном теле не было. Ирвина самолетом доставили в Форт-Блисс и за 4 дня он прошел курс обследования в военном госпитале Уильям Бомонт, после чего вернулся на службу. Тем не менее его карточка абсолютного здоровья была аннулирована. И, видимо, не напрасно.

Через несколько дней по дороге в лагерь Ирвин упал в обморок, но быстро пришел в себя. Еще через несколько дней он снова потерял сознание на улице в Эль Пасо и был доставлен в госпиталь. Там состояние его здоровья было расценено, как в первый раз в госпитале Цедар-Сити. Он очнулся через 14 часов и спросил то, что спрашивал тогда: «Ктонибудь остался в живых?»

Ему ответили, что сегодня не 28 февраля, а 16 марта. И снова Ирвин был отправлен в военный госпиталь Уильям Бомонт, где его обследовали психиатры. Он находился там больше месяца. Лоренцен сделал оговорку, что, согласно какому-то  капитану Валентине, результаты медицинских тестов указывали на то, что Ирвин был здоров. Его выписали. 17 апреля.

На следующий день, следуя импульсу беспричинной, но очень срочной необходимости, он покинул Форт-Блисс, не спросив на то разрешения, сел на автобус и в полдень 19 апреля приехал в Цедар Сити, на место, где видел объект. Он направился к холмам, к тем самым кустам, где мог остаться его китель, и нашел его.

В одну из петлиц был вставлен карандаш, а вокруг него — плотно закрученный кусок бумаги. Ирвин взял бумагу и сжег ее, и тогда ему показалось, что он, наконец-то, вышел из состояния транса. Надо было искать обратную дорогу. Не понимая, зачем он сюда пришел, Ирвин вернулся в город и встретил там шерифа Отто Пфифа, от которого узнал детали своего первого происшествия.

Группа Лоренцена беседовала с Ирвином, когда тот возвратился в Форт-Блисс, и снова провела психологическое обследование, но, как и в первый раз, оно было безрезультатным. Этот случай привлек внимание главного инспектора, который приказал провести еще одно обследование. 10 июля Ирвин покинул военный госпиталь Уильям Бомонт, но 1 августа он не отозвался на перекличке. Через месяц Ирвин был объявлен дезертиром. Его никогда больше не видели.