Что там ,за облаками?

Что там ,за облаками?

Мария Кулаковская, Юрий Усачев
2.09.2010, 17:47
Запись беседы:
http://rus.ruvr.ru/data/2010/09/02/1217316020/Kosmos40.MP3
Человечество давно обеспокоено вопросом, существуют ли в бесконечной Вселенной наши братья по разуму. Дождемся ли мы зова из космоса? Что делают современные ученые, чтобы установить контакт с инопланетным разумом?
Гость программы «Космическая среда» — Александр Леонидович Зайцев, главный научный сотрудник Института радиотехники и электроники РАН, доктор физико-математических наук.
Ведущие программы — обозреватель «Голоса России» Мария Кулаковская и российский космонавт, Герой России Юрий Усачев.
Совместный спецпроект радиостанции «Голос России» и студии «Роскосмос» Федерального космического агентства.
Послания для братьев по разуму
Вопросы поиска внеземных цивилизаций занимали человечество всегда, но только с развитием космонавтики поиск братьев по разуму стал принимать реальные очертания. Пионером поиска инопланетян считается американский астроном Френк Дрейк. Именно он в 1974 году с помощью самого мощного телескопа «Аресибо» отправил первое радиопослание в созвездие Геркулеса, до которого 25 тысяч световых лет. Многие специалисты утверждают, что это была скорее не попытка установить связь, а демонстрация технических возможностей человека.
Рассказывает Лев Гиндилис, старший научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга: «Получить действительные доказательства того, что мы не единственные, получить какую-то информацию от других цивилизаций, послать им информацию, вообще узнать, что где-то еще есть жизнь, причем жизнь разумная, — это чрезвычайно важно, может быть даже важнее, чем любое другое астрономическое открытие».
Осенью 2008 года с помощью телескопа в Евпатории было отправлено уже пятое радиопослание жителям далеких галактик. До сих пор ни на одно из них ответа не получено, но ученые не теряют надежды.
Продолжает Лев Гиндилис: «Мы знаем канал электромагнитных волн. Хороший канал, надо его использовать, до конца использовать все его возможности. А когда мы научимся, например, генерировать какие-то нейтронные или гравитационные пучки, попробуем и с ними. Другое дело, что можно ничего не делать и ждать, когда это свалится нам на головы. Можно проводить эксперименты и исследовать, используя те методы, которыми мы пока владеем».
Главной проблемой отсутствия ответных сигналов или «Великого молчания» Вселенной, ученые полагают слишком короткий срок жизни нашей цивилизации, способной получить и отправить радиопослание. Возраст Вселенной — 14 миллиардов лет, срок жизни нашей технической цивилизации — всего 100, максимум 200 лет. И если даже где-то и была цивилизация, похожая на нашу, мы просто могли разминуться с ней во времени. Есть и другие причины.
Говорит Николай Карташев, директор Астрокосмического центра Физического института имени Лебедева: «Многие цивилизации, которые недостаточно хорошо разбирались, что у них самих происходит, могли погибнуть из-за внутренних противоречий. Очень большая вероятность самоуничтожения. Поэтому и нам нужно очень внимательно относится к внутренним проблемам, которые возникают».
Ученые внимательно следят и за так называемыми «экзопланетами», планетами не Солнечной системы. Их найдено уже более четырехсот, большинство — газовые гиганты. С развитием техники можно будет найти и планету, похожую на Землю, уверен Лев Гиндилис.
Рассказывает Лев Гиндилис: «Я думаю, что жизнь, в том числе разумная, существует не только у ближайших к нам, а вообще у всех звезд. Я даже думаю, что она и в Солнечной системе может быть, правда, другого типа. Такая, как мы, молекулярная, водно-углеродного типа, она, действительно, существует только на Земле».
В 2003 году астрономы зафиксировали странный сигнал из космоса. По некоторым данным, он имел искусственное происхождение и пришел от созвездий Рыбы и Овна. Расшифровать сигнал пока не удалось. Всего же подобных загадочных посланий из космоса уже более двухсот.
Интервью
Кулаковская: Здравствуйте! С вами Мария Кулаковская и летчик-космонавт, Герой России Юрий Усачев.
Усачев: Здравствуйте!
Кулаковская: У нас очень интересная тема программы. Это поиск инопланетной жизни в галактике, а точнее, передача разумных сигналов во Вселенной.
Усачев: У меня достаточно много встреч со всякого рода аудиторией, и это один из часто задаваемых вопросов. Верите ли вы в НЛО? Видели ли вы инопланетян?
Кулаковская: Есть ли жизнь на Марсе?
Усачев: Есть ли жизнь на Марсе. Поэтому наша тема как раз в этом русле.
Кулаковская: Гость нашей студии — Александр Зайцев, главный научный сотрудник Института радиотехники и электроники Российской академии наук. Александр Леонидович, здравствуйте!
Зайцев: Здравствуйте!
Кулаковская: Александр Леонидович, если вы занимаетесь проблемой поисков и передачи разумных сигналов во Вселенной, следовательно, вы полагаете, что существует жизнь, похожая на земную. Это бесспорно?
Зайцев: У меня нет оснований утверждать это и нет оснований предполагать, что мы уникальны во Вселенной. А есть они или нет? Пока, как говорил в известной «Карнавальной ночи» Филиппов, науке это еще не известно. Такие соображения. Но, тем не менее, если взглянуть на вещи здраво, то поиски разумных сигналов во Вселенной идут уже 50 лет. Эти поиски начались по инициативе Франка Дрейка восьмого апреля 1960 года в Америке. И восьмого апреля 2010 года — полувековой юбилей. Дрейк направил свои антенны к двум звездам солнечного типа: Тау Кита и Эпсилон Эридана. Он попытался обнаружить в том шуме, который идет из космоса, нечто разумное. Но коль скоро поиски идут с переменным успехом на протяжении 50 лет, то не должны вызывать удивления и наши попытки стать источником разумных сигналов для кого-то другого, кто, может быть, есть в нашей Галактике.
Кулаковская: Александр Леонидович, а сколько такие исследования уже ведутся в России? Кто этим занимается? Какие институты?
Зайцев: Если говорить о поисках, то поиски в основном ведутся в Москве. Кроме того, под руководством Всеволода Сергеевича Троицкого они интенсивно проводились в Горьком. Но, понимаете, поисками-то можно заниматься, но надо как-то и себя немножечко уважать, надо иметь современную инструментальную базу. В США сейчас создается первая специализированная антенна, которая будет состоять из 350 независимых больших антенн, которые фазируются с помощью суперкомпьютера. За 50 лет поисков — это первый специализированный инструмент. Сейчас пока только 40 антенн от этого инструмента вошло в строй. После того, как он полностью войдет в строй, когда все 350 антенн заработают, когда будет день и ночь проводится поиск, а не урывками, как до этого, тогда по истечении некоторого времени можно спросить: «Ребята, почему до сих пор ничего не поймали?».
Усачев: Как раз хочется спросить, вы просто ошеломили нас очень глубокими познаниями. Я спрошу, как обычный радиослушатель, ничего в этом деле не понимающий. Полетам в космос предшествовала некоторая философская работа. Очень много космистов работали, прежде чем появился первый спутник, или полетела первая ракета. Были работы Циолковского, Цандера и так далее. Вы говорили о том, что антенны были направлены в Тау Кита и еще куда-то. Такой работе должна предшествовать некоторая философская составляющая. Почему именно туда? Кто сказал, что там разумные? Иначе бессмысленно направлять куда-то.
Зайцев: Когда вы спрашиваете, почему туда, это не философская компонента, это научная. А почему вообще род людской обратился к поискам — прослеживается философская компонента. А что, идея множественности обитаемых миров только сегодня родилась? С древних времен, еще с античных, об этом говорили, потом, правда, в Средние века на это был наложен запрет, и его нарушили уже во время Джордано Бруно, Галилео и Коперника. Но это очень давно именно в философском аспекте обсуждалось.
Кулаковская: Откуда возникает выбор звезд?
Зайцев: То есть, как выбираются звезды-адресаты для передачи разумных сигналов во Вселенной?
Усачев: Да.
Зайцев: Например, один из подходов — выбирать звезды, похожие на Солнце. Есть такое понятие sun-like stars (солнцеподобные звезды). Солнце — это желтый карлик, ведет себя на редкость спокойно, не вспыхивает, не является переменной. В его спектре нет избытка ультрафиолетового излучения, светит ровно.
Кулаковская: То есть, похожая среда?
Зайцев: Да.
Усачев: У нас есть представление о нашей Солнечной системе, и мы такую же форму жизни ищем?
Зайцев: Понимаете, мы можем рассуждать только по аналогии. Еще один аспект. Сейчас открывают внесолнечные планеты. Например, у звезды, которая в отличие от желтого карлика Солнца, является красным карликом, это звезда Глис 581 (glise 581), обнаружена планетная система, состоящая из четырех планет. Две из них находятся в «поясе жизни». Такое расстояние до звезды, что вода может находиться в жидком состоянии. То есть, планета не слишком близко к звезде, как, например, Меркурий, и не слишком далеко, как Юпитер. У этой звезды обнаружены планеты, которые тоже находятся в «поясе жизни», как Земля, Венера и Марс в случае Солнечной системы. Это очень хороший кандидат для передачи наших радиопосланий и для поиска возможных разумных сигналов.
Кулаковская: Сколько всего радиопосланий отправлено с Земли во Вселенную? И сколько получено?
Зайцев: Не далее как сегодня утром я захожу утром в Интернет, чтобы посмотреть, что там за ночь появилось, что американцы наработали, потому что, в основном, мои корреспонденты в Америке. А они как раз работают, когда я сплю. И именно сегодня возник вопрос о количестве радиопосланий. Я их классифицировал. Есть пять научно обоснованных радиопосланий и чисто клоунские послания, их сейчас все больше и больше.
Усачев: Что вы имеете в виду под клоунскими?
Зайцев: Например, отправили песню «Битлз» к Полярной звезде. А Полярная звезда, во-первых, красный гигант, во-вторых, до нее 430 световых лет, в-третьих, они использовали передатчик мощностью всего 18 киловатт, в-четвертых, в формате МР-3.
Усачев: То есть, это бессмысленно?
Зайцев: Разве инопланетяне могут знать… Это был просто какой-то трюк. 50 лет со дня написания песни «Сквозь Вселенную». И почему-то американцы сочли возможным использовать для такого несерьезного занятия свою крупнейшую антенну 70 метров диаметром в Робледо под Мадридом. И это очень вредит. С одной стороны, есть серьезные наработки, где используются известные формулы радиофизики для оценки расстояния, пропускной способности канала, а с другой стороны, есть такие несерьезные послания. Но, критерием того, что является наукой, может служить то, что параллельно ей, используя примерно эти же послания, развивается лженаука.
Кулаковская: На каких диапазонах ведутся поиски посланий? Это только радиоволновый диапазон? Что есть еще, хотя бы в ближайшей перспективе? Гравитационные волны, нейтронные волны?
Зайцев: Тут существует некое разделение труда. Мы сами-то ничего не может сделать. Есть в Евпатории мощный планетный радиолокатор. Мы прикинули, дотянется ли он до ближайших звезд, и его используем. Но нечто гравитационное функционирующее или нечто нейтронное, которое тоже работает, конечно, мы попробуем использовать и его.
Усачев: Но пока мы в одну сторону работаем. Судя по тому, что вы говорите, мы идем за техникой. Техника определяет наши возможности: будут другие, будем использовать другие. И говорить о том, клоунские или не клоунские, не совсем правомочно, поскольку мы не имеем ответной обратной связи. Вообще, что они воспринимают? Может быть, им нужно МР-3 вместо радиоволны. Какая обратная связь? Мы что-то получили за все время исследований? Или нет?
Зайцев: Ближайшая звезда, к которой были отправлены радиопослания в позапрошлом году, находится от нас на расстоянии 20,2 световых года, поэтому наш сигнал еще туда не долетел.
Усачев: Надо сказать, что световой год — это расстояние, за которое луч света проходит в течение одного года. А в таком земном исчислении сколько поколений должно смениться, пока сигнал дойдет в один конец?
Зайцев: Может быть, это не так интересно, и как-то даже скучно выглядит, но, учитывая колоссальное межзвездное расстояние и колоссальное запаздывание сигнала, надо исходить из того, что передачи наши будут, в основном, односторонние. По космическим меркам очень маленький период, по меркам Вселенной объем поисков мизерный. Если вспомнить замечательную строку из Лермонтова: «И звезда с звездою говорит…». Ведь звезда светит все время. Звезда отправляет свои сигналы всюду, потому что это излучающаяся сфера, и в очень широком диапазоне частот. Обнаружить звезду и то бывает проблема, а здесь нечто эфемерное, которое, может быть, существует час, два, три, причем в том диапазоне, на который, может быть, наш приемник не настроен и излучает в то время, когда мы спим. Эти вопросы о поисках обретут какой-то такой смысл. Вопрос о том, почему до сих пор не поймали? Когда мы начнем вести поиски всюду, в широком диапазоне частот, и лучше всего круглые сутки…
Кулаковская: Александр Леонидович, расскажите нам о тех работах, которые вы сейчас ведете, о планах на будущее.
Зайцев: Все наши радиопослания отправлены из Евпатории, с евпаторийского планетного радиолокатора.
Кулаковская: Я знаю, что в Уссурийске открывается новый центр дальней космической связи.
Зайцев: Да. Сейчас он (планетный локатор в Евпатории — прим. редактора) обветшал, и нет возможности его модернизировать, поскольку это другая страна. Наши надежды связываются с созданием нового космического центра в Уссурийске. Он все же будет создаваться, если будет создаваться, на деньги Российского космического агентства. Мы очень надеемся, что этот проект будет создан, начнется финансирование, и будет создан радиолокационный телескоп, который мы планируем использовать для радиолокации астероидов, планет, комет, космического мусора. В том числе, этот мощный передатчик и уникальную 70-метровую антенну мы собираемся использовать для продолжения передач межзвездных радиопосланий. Я очень надеюсь, что доживу до того момента, когда можно будет из Уссурийска отправить первое межзвездное радиопослание.
Усачев: Вы, судя по всему, с оптимизмом смотрите в будущее.
Зайцев: Нет, я смотрю с реализмом. Особого восторга у меня нет. Вы же видите, я твердо стою на земле, глядя в космос. Вот и все.
Кулаковская: Спасибо, Александр Леонидович! Я напомню, что у нас в студии был научный руководитель, всех четырех проектов передачи межзвездных радиопосланий, которые отправлялись из Центра дальней космической связи в Евпатории, главный научный сотрудник Института радиотехники и электроники РАН, доктор физико-математических наук Александр Зайцев. Космический грузовик доставил на орбиту маринованные огурцы, это обычное дело, Юрий Владимирович?
Усачев: Нет, не обычное. Я четыре раза летал, много грузовиков принимал, но маринованных огурцов не было. Очень хорошие продукты посылают. Надо сказать, что сейчас у нас есть и американские, и российские, 50 на 50. В начале полета космической станции были только российские. Это хорошие продукты, достаточно вкусные. Специалисты на нашем заводе в Бирюлево очень хорошо поработали. Но это не та таблетка или тюбики, к которым мы привыкли, которые были в начале космической эры. Это полноценный суп, борщ, в невесомости ведь невозможно воспользоваться ложкой и привычной тарелкой, поэтому этот суп, например, харчо, приготовлен, потом высушен, как мы говорим, сублимирован, и запаян в пластиковый пакет. То есть, все, что нужно — добавить туда горячей воды 150 или 180 миллилитров, оставить на три-пять минут, и после этого будет полноценный, очень вкусный суп. Потом надо отрезать одну часть пакета и выдавить в рот, посуды не надо. Это вкусно.
Также есть вторые блюда, самое вкусное — это, пожалуй, баранина с овощами. Это такие большие банки, как консервы, очень вкусно. Творог с орехами. Спросите любого космонавта, что бы он хотел съесть на завтрак. Наверное, скажет, что творог с орехами, самое любимое блюдо. Это ни какие-то изыски, что-то уж совсем придуманное, икра или осетрина. Это обычная привычная еда, но это вкусно. Также третье: чай, кофе, соки. Кстати, когда в гости на станцию прилетают американцы, они предпочитают наши продукты, потому что, действительно, у нас очень большие культурные традиции в приготовлении, и специалисты хорошо поработали. Поэтому действительно вкусно, поверьте мне. Не хватает, конечно, привычных жареной картошки или яичницы, невозможно ее в невесомости приготовить, или это сопряжено с какими-то техническими трудностями. Но существующий рацион достаточно разнообразный, и не было ни одного продукта, который бы в течение шести месяцев полета приелся так, чтобы сказал «все, не могу есть, хочу домой».
Кулаковская: К большому сожалению, наша программа, Юрий Владимирович, подходит к концу.
Усачев: Маша, я думаю, люди, которые столько лет посылают сигнал и терпеливо ждут, когда к ним придет ответ — каким надо обладать оптимизмом. Какая у этих людей должна быть вера, какая философия. Они же искренне верят, что этот сигнал придет. И мы ожидаем, что это будет какой-то разумный, адекватный, понятный нам ответ или требующий какого-то времени для расшифровки. А с чего мы это взяли? Почему-то решили, что с инопланетянами мы точно найдем контакты. Я думаю, что, прежде всего, мы должны задуматься…
Кулаковская: Сколько оружия у нас.
Усачев: Конечно. Что мы сначала сами должны быть готовы к подобному контакту. Как на Востоке говорят: когда ученик будет готов, тогда и учитель придет. Очень много вопросов. Мы, наверное, не дали гостю полностью выговориться, у него очень много информации, надо будет через какое-то время повторить.
Кулаковская: Мы обязательно это сделаем.
Новости
На фотографиях Марса, сделанных с помощью европейского орбитального зонда MRO, ученые заметили участок водяного льда площадью около двух квадратных метров. Специалисты полагают, что кратер образовался недавно, предположительно с апреля 2004 по январь 2010 года. Кратер — в северном полушарии Марса и намного южнее других кратеров, внутри которых ранее находили следы водяного льда. Его существование требует пересмотра некоторых гипотез, объясняющих изменение климата Красной планеты. Ученые считают, что обнаруженный в кратере лед залегает под поверхностью на той же глубине, что и лед, найденный зондом «Феникс» два года назад.
Говорит Владимир Сурдин, старший научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга: «Лед настоящий, водяной лед. Грязноватый немножко, но это замерзшая вода. И любой элементарный расчет показывает, что с глубиной температура должна повышаться. На любом теле она повышаться, потому что снаружи — холодный космос, внутри — теплое нутро планеты. И где-то на глубине 80 километров подо льдом обязательно должна быть жидкая вода. Много или мало ее — это другое дело, но, похоже, что много».
Вероятнее всего, марсианский лед образовался несколько сотен тысяч лет назад, когда на Красной планете еще была жидкая вода. Впрочем, точное время, когда вода исчезла с Марса, ученым неизвестно. В настоящее время H2O присутствует на Марсе только в форме льда, который на Солнце сразу переходит в газообразное состояние. Недавно известный ученый Стивен Хокинг заявил, что человеческой цивилизации осталось около 100 лет, поэтому нужно уже сейчас задумываться о колонизации других планет. Наличие воды на Марсе — главный плюс в пользу освоения Красной планеты.
***
В ближайшие годы на Международной космической станции произойдет «индустриальная революция». В космосе планируют разместить лабораторию, которая будет выращивать кристаллы для использования в солнечных батареях. Проект создания нового вида кристалла ученые намерены реализовать уже к 2013 году. Условия вакуума позволяют значительно улучшить качество кристаллов, придавая им свойства, которые просто невозможно получить на Земле. Эффективность солнечных батарей повысится на 60%. Новые технологии позволят продвинуться вперед в компьютерной технике и энергетике, скоростных и высокомощных транзисторах.
Рассказывает Николай Окунский, технический директор акционерного общества «Мосэлектронпроект»: «На небольшом элементе или пластине мы можем разместить колоссальное число функциональных элементов, которые могут выполнять различные физические функции. Сейчас самый небольшой кристалл может содержать тысячи миллионов элементов, которые могут выполнять различные функции — усиления, освещения».
Главное финансовое участие в проекте — «Роскосмоса». Проект уже почти одобрен. Ученые надеются, что помимо «Роскосмоса» к проекту присоединятся и другие инвесторы, включая NASA.
http://rus.ruvr.ru/2010/09/02/18400870.html